Химиотерапевтические препараты усиливают метастазирование

Химиотерапевтические препараты усиливают метастазированиеХимиотерапевтические препараты антиангиогенной терапии (метрономной терапии), применяемые для разрушения сосудов питающих опухоль, оказались не только малоэффективными в лечении основной опухоли, но и стимулировали увеличение роста метастазов в 4 раза, еще на стадии доклинических и клинических испытаний.

Подробнее:

Абсолютное большинство сосудов опухоли является функционально неправильными, т.е. они не имеют привычные для нас артерии, вены, капилляры…Сосуды опухоли имеют беспорядочную форму со всевозможными тупиками, разветвлениями, что ограничивает приток крови с кислородом и активными противораковыми веществами к опухоли.  Медицинские исследователи разработали ингибиторы ангиогенеза (препараты, блокирующие рост сосудов опухоли), позволяющие нарушить питание опухоли и разрушить ее дополнительными химиотерапевтическими препаратами.

Так, например, разработанный СУНИТИНИБ был создан чтобы предотвращать питание почечно-клеточного рака, гастроинтестиальных стромальных опухолей, тяжелых случаев рака поджелудочной железы, рака молочной железы (посредством ингибирования тромбоцитарного фактора роста рецептора (PDGFR)). После 5 недельного применения препарата оказалось, что за 50% снижением объема основной опухоли последовало увеличение метастаз в печени в 3,5 раза, да и сама уменьшенная опухоль стала впоследствии расти более агрессивно.  Кроме того, резко увеличилась гипоксия в опухоли и близлежащих тканях, что сделало практически неэффективным последующее лечение. Дальнейшие исследования показали, что с помощью антиангиогенной терапии уничтожаются, в основном, крупные сосуды, а тонкие, наиболее функциональные остаются.

При этом наступающая внезапная гипоксия и частичный некроз опухоли стимулируют опухоль к выживанию, мутированию и метастазированию, в зависимости от стадии и продолжительности лечения.   Виновниками метастазирования оказались перициты, клетки, сверху покрывающие сосуды, поддерживающие микроциркуляционное русло, восстанавливающие разрушенные сосудистые клетки и отвечающие за многие функции сосудов, например, заживление ран или снижение ишемии тканей сердца.  Оказалось, что разрушение перицитов химиопрепаратами, нарушает капиллярную устойчивость, стимулирует патологическое строительство новых сосудов и миграцию раковых клеток. При отсутствии перицитов плотность сосудов снижается, появляются микроаневризмы (боковые выпячивания сосудов), сосуды продолжают пролиферировать, что нарушает установленный кровоток.

Еще один антиангиогенный препарат СОРАФЕНИБ (одобренный для лечения гепатоцеллюлярной карциномы печени) имеет более сильные негативные последствия, наступающие уже после недельного применения препарата. А препарат ингибиторов ангиогенеза АВАСТИН (бевацизумаб), одобренный с 2008 года для лечения пациентов с поздними стадиями рака толстой кишки, немелкоклеточного рака легких, рака молочной железы, рака яичников в сочетании с химиотерапией, тоже не оправдал возложенных на него ожиданий.

Несколько докладов об эффективности АВАСТИНА в сочетании с химиотерапией при раке яичников и увеличении выживаемости без побочных проявлений, оказались неправдой. Последние исследования показывают все-таки улучшение выживаемости только в группе высокого риска. Добавление АВАСТИНА к химиотерапии аденокарциномы поджелудочной железы не принесло положительных результатов, а привело к прогрессированию заболевания. А применение авастина к химиотерапии рака предстательной железы несколько улучшило состояние. Не показал положительного результата АВАСТИН и при лечении рака толстого кишечника даже после удаления первичной опухоли.

Введение анти-ангиогенных препаратов лечения в некоторых случаях привело к улучшению ситуации, в виде остановки роста опухоли или даже ее уменьшения, что иногда увеличивает выживаемость. Однако, опухоли начинают расти снова и болезнь прогрессирует, после короткого периода клинического эффекта, который обычно измеряется в нескольких месяцах.

Можно привести другие примеры «эффективного» применения химиотерапевтических препаратов, например, ГЕРЦЕПТИНА (трастузумаба), который относится к лечению таргентной терапией. Не смотря на кажущийся положительный результат, — увеличение продолжительности жизни при раке молочной железы, были обнаружены многочисленные метастазы в головной мозг.

Несмотря на временный лечебный эффект и постоянные разочарования в лечении, масштабные клинические испытания (более 50) продолжаются. Исследовали пытаются вселить надежду о большом будущем антиангиогенной терапии, ведь она обладает меньшей токсичностью, и может быть эффективна на запущенных стадиях рака. Но понятно одно, — метастазы некоторых видов рака не чувствительны к подобной терапии и наоборот.